Потрясающие модные

Фэшн-показы первой половины прошлого века проходили по единому сценарию: зал, набитый журналистами, клиентами и байерами (некоторые дизайнеры разделяли публику), полная тишина, прерываемая звуком каблуков идущих по подиуму моделей и голосом девушки, объявляющей номера и названия комплектов. Всё. Ни спецэффектов, ни хотя бы какой-нибудь захудалой звезды в качестве модели. Такое положение дел существовало до конца 1970-х.

А потом началось. Фэшн-показы из простой демонстрации новых трендов превратились в полноценные развлекательные шоу — с музыкой, сценографией и моделями, которые не боятся импровизировать. С каждым годом сценарии становились все сложнее: кто-то, как Джон Гальяно, делал ставку на эффектные декорации и не скромничал при выборе локации для показов, а кто-то, как Мартин Маржела, превращал подиумные выходы в концептуальные спектакли. Свои коррективы внес очередной финансовый кризис — после 2008 года даже самым прибыльным люксовым домам пришлось заметно урезать расходы. Наступила эпоха нового минимализма как в дизайне, так и в том, что касается мероприятий и, конечно, показов. Впрочем, некоторым дизайнерам никакие биржевые обвалы не мешают и дальше воплощать в жизнь идеи, по масштабам достойные сочинской Олимпиады (да-да, Карл, мы к вам обращаемся). И все же театрализованные показы сегодня скорее исключение, а потому и эффект производят в разы более внушительный. Самые выдающиеся — в нашей подборке.

Courrèges, осень-зима 1965/1966

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

   

Представитель новой волны парижских дизайнеров 1960-х Андре Курреж был одним из первых, кто решил нарушить привычный ход вещей в демонстрации коллекций. Его эпохальный показ 1964 года, ознаменованный прессой Space Age, вызвал столько шума не только из-за чрезвычайно коротких юбок. По модерновому белому салону модели выходили под громкие музыкальные биты. Кстати, после 1967 года все шоу Куррежа ставила его жена Жаклин.

Показ в Версале, 1973

В 1973 году известнейший фэшн-журналист, которую называли крестной матерью американской моды, Элинор Ламберт и искусствовед Жеральд ван дер Кемп, в то время курировавший реставрацию Версаля, решили организовать в бывшей королевской резиденции модный показ. Но не простой, а который бы стал своеобразной площадкой для битвы между парижскими и американскими дизайнерами. В шоу, которому было суждено стать одним из ключевых в истории моды, со стороны Франции участвовали Юбер де Живанши, Пьер Карден, Эммануэль Унгаро, Ив Сен-Лоран и Марк Боан, тогда работавший на Dior, а со стороны США — Оскар де ла Рента, Билл Бласс, Рой Хальстон, Анна Кляйн и Стивен Барроуз. Действие проходило в Версальской королевской опере, на сцене которой специально для парижских дизайнеров выстроили картонные декорации: «Бугатти» размером с лимузин для Сен-Лорана, карета Золушки для Dior, космический корабль для Кардена, цветочную беседку для Живанши и носорогов, тянущих за собой цыганский фургон, для Унгаро. Играл оркестр, на сцене танцевали Рудольф Нуреев и Жозефин Бейкер. Сет-дизайн американской стороны был скромнее, зато в качестве их поддержки выступала сама Лайза Миннелли, а в показе участвовали целых 12 темнокожих девушек-моделей — нонсенс для того времени.

Thierry Mugler, весна-лето 1984

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

Мы уже вспоминали этот показ, когда рассказывали об отношениях религии и моды, но не прочь повториться. Его закрывала легендарная Пэт Кливленд, только вот ее появление ординарным не назовешь. Модель спустили прямо из-под потолка над конструкцией, символизировавшей, надо полагать, божественные лучи. Одетая в полупрозрачное платье и шляпу, напоминающую нимб, Кливленд изображала Деву Марию во время коронации после Вознесения

Maison Martin Margiela, весна-лето 1989

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

MAISON MARTIN MARGIELA, ВЕСНА-ЛЕТО 1989

Первый парижский показ выпускника небезызвестной Антверпенской королевской академии искусств задал тон дальнейшей истории его модного дома. Модели с наглухо обмотанными черной тканью лицами ходили по подиуму, устланному белой тканью, и оставляли красные следы (подошвы были выкрашены краской). Ткань пустили на создание новых вещей из следующей коллекции. У Мартина Маржелы было много других гениальных идей для своих показов: достаточно вспомнить тот, что проходил одновременно в двух местах в разных концах Парижа, или инсталляцию — жакет, который постепенно съедал плесневой грибок. Объединяла их ключевая идея, которую Маржела пронес через все свое творчество — на любом модном показе в центре внимания должна оставаться одежда, а не дизайнер или модель.

Hussein Chalayan, весна-лето 1998

Это шоу сам Хуссейн Чалаян назвал In Between («Между»), и до сих пор оно остается одним из самых противоречивых за всю историю моды. Сюжет незамысловат: на подиум одна за другой выходят девушки, закутанные в паранджу. Первая модель — абсолютно голая. Лица всех девушек остаются закрытыми. Сам дизайнер комментировал шоу так: он не хотел вкладывать в коллекцию сексуальный подтекст, а лишь рассуждал о роли женщины потрясающие модные в мусульманском обществе. По мнению Чалаяна, женщины лишены не только права голоса, но и индивидуальности, вынужденные прятать лицо и тело под безликими одеждами. Некоторые представители общины, правда, усмотрели в этом показе личное оскорбление (готовы поспорить, то были староверы мужского пола).

Yohji Yamamoto, весна-лето 1999

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

YOHJI YAMAMOTO, ВЕСНА-ЛЕТО 1999

Вот на подиум выходит дебютантка сезона, польская модель Малгоша Бела — она одета в белоснежное платье с кринолином, типичная невеста, ничего удивительного. В какой-то момент она наклоняется, дергает за молнию на одном из уровней юбки, и тут начинается шоу. В этом платье и был весь смак — множественные молнии расстегивались, и из недр юбки, будто из волшебной шляпы, появлялись легкий плащ, шляпа и перчатки, которые Малгоша надела на себя, после чего удалилась за кулисы. Стоит ли говорить, что этот показ сыграл немалую роль в старте карьеры модели.

Viktor & Rolf, осень-зима 1999/2000

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

VIKTOR & ROLF, ОСЕНЬ-ЗИМА 1999/2000

В поздние 1990-е и ранние 2000-е Виктор Хорстинг и Рольф Снорен любили устроить из своих показов целый перформанс. Например, презентация их коллекции 1996 года под названием Launch проходила в формате выставки, где манекенами служили миниатюрные куклы. Одним из самых эффектных в истории бренда стал показ сезона осень-зима 1999/2000 — коллекцию Babushka дизайнерский дуэт показал на одной-единственной модели, Мэгги Райзер, и состояла она из девяти разных платьев, в которые Виктор и Рольф слой за слоем одевали Мэгги. Эдакая матрешка наоборот. В финале девушка оказалась укутанной в кокон из одежды весом ни много ни мало 70 кило.

Alexander McQueen, весна-лето 2001

Каждое шоу Александра Маккуина для собственного бренда было театральным манифестом, будь они вдохновлены чем-то скабрезным (например, золотым дождем), чем-то прекрасным (мифической Антарктидой) или же вовсе предвосхищали эпоху счастливого брака моды и технологий (мы про ту самую голограмму Кейт Мосс). Трудно выделить среди них самое впечатляющее, но мы решили остановиться на VOSS (весна-лето 2001) по нескольким причинам. Во-первых, Маккуин в очередной раз как никто другой сумел ткнуть публику лицом в собственные пороки: перед началом показа зрителям пришлось час сидеть напротив огромного зеркального куба, пялясь на себя и друг друга — лучшей сатиры на тщеславие обитателей мира моды и не придумаешь. Во-вторых, этот самый куб и служил подиумом для моделей. Наконец, в конце шоу в центре всего действа оказалась обнаженная Мишель Олли, опальная британская писательница. Финальная мизансцена была аллюзией на вдохновившую Маккуина работу фотографа Джоэла-Питера Уиткина Sanitarium и его попыткой сказать: мы все не идеальны.

Dries Van Noten, весна-лето 2005

В том сезоне бельгиец Дрис ван Нотен отметил в каком-то роде юбилей карьеры — 50-й показ с момента основания модного дома. Понятное дело, отпраздновать его дизайнер хотел особым образом. Давний друг ван Нотена, гениальный продюсер фэшн-шоу Этьен Руссо (кстати, они вместе делали первые шаги в моде в далеком 1991 году), предложил: почему бы не заменить привычный подиум на что-то другое? Например, на обеденный стол. Перед показом 500 зрителей рассадили за 150-метровым столом, а обслуживающие их официанты синхронными отрепетированными движениями меняли блюда и разливали вино. Как только ужин закончился, стол превратился в импровизированный подиум, и гости смогли-таки оценить то, зачем пришли — новую коллекцию. Кстати, Руссо называет этот показ своим шедевром.

Jean Paul Gaultier, осень-зима 2007/2008

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

JEAN PAUL GAULTIER, ОСЕНЬ-ЗИМА 2007/2008

Канадская модель Коко Роша любит рассказывать, что, прежде чем попасть в мир моды, всерьез увлекалась ирландской чечеткой и даже собиралась податься в профессиональные танцоры. К счастью (или нет), девушку вовремя заметил модельный скаут (по иронии судьбы это произошло во время танцевального конкурса) и предложил заключить контракт. Столь длинное предисловие вот к чему — не стоит удивляться, что осенне-зимний показ 2007/2008 года открыла Роша, исполняющая танцевальные па в своем любимом жанре. Выход был логичной прелюдией к коллекции, построенной вокруг тартана всех мастей.

Pierre Cardin, весна-лето 2008, и Fendi, весна-лето 2008

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

В 2007 году сразу два уважаемых модных дома заставили говорить о себе, четко обозначив свои намерения относительно Китая как важного стратегического рынка. Fendi сперва показал сезонную коллекцию, как обычно, в Милане, а затем устроил специальный показ — где бы вы думали? — прямо на Великой Китайской стене (говорят, мероприятие обошлось бренду в 10 миллионов долларов). А за пару месяцев до этого Пьер Карден построил подиум среди дюн пустынного уезда Дуньхуан. Остается только гадать, было это простым совпадением или обе компании почуяли неладное в будущем западной экономики. В любом случае то была разумная стратегия, которую сейчас взяли на вооружение многие крупные бренды, пример чему — последний круизный сезон.

Rick Owens, весна-лето 2014

Мы давно поняли, что Рик Оуэнс из тех, кто не упустит возможность заставить говорить о себе даже людей, далеких от мира моды. Два года назад для показа весенне-летней коллекции дизайнер отказался от обычных моделей и пригласил на их место степ-танцовщиц из четырех разных коллективов: нью-йоркских Soul Steps и Momentum и вашингтонских Washington Divas и Zetas. Каждую девушку нашли через YouTube, а на подготовку шоу ушло пять месяцев. Реакция публики на отбивающих жесткие ритмы и корчащих агрессивные лица девушек была неоднозначной, но многие угадали в этом иронию Оуэнса над нелепой серьезностью обитателей мира моды.

Iris Van Herpen, осень-зима 2014/2015

Бельгийский художник Лоуренс Мальстаф известен тем, что любит иногда упаковать людей в огромные вакуумные пакеты и выставить на всеобщее обозрение. Его инсталляцию Shrink показывают в музеях по всему миру, а в 2014 году одну из вариаций на тему могли лицезреть гости Парижской недели моды на показе Iris van Herpen. Модели, висящие в позе эмбриона в пластиковых вакуумных емкостях, были центром сет-дизайна показа. Казалось, вокруг идут съемки какого-нибудь футуристичного научпоп-фильма. Эту тему поддержала и сама коллекция: начиная с подходящего названия Biopiracy и заканчивая нарядами, созданными Айрис с помощью 3D-принтера в сотрудничестве с австрийским архитектором Джулией Кёрнер.

Gareth Pugh, весна-лето 2015

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

Тот сезон стал для британца Гарета Пью знаменательным по двум причинам. Во-первых, он перешел из расписания Парижской недели моды в Нью-Йоркскую. Во-вторых, отметить это дизайнер решил масштабно — вместо показа он устроил презентацию с видеопроекциями и танцевальными перформансами, поставленными известным хореографом Уэйном Макгрегором. Они размещались на трех разных площадках, между которыми нужно было перемещаться по ходу сюжета. Главный вопрос, который волновал гостей — а где, собственно, одежда? Действительно, танцоры-то выступали почти в чем мать родила. В конечном итоге коллекцию тоже показали — правда, в виде презентации заранее отснятого лукбука.

Opening Ceremony, весна-лето 2015

Откровенно говоря, Кэрол Лим и Умберто Леон не самые большие шоустопперы Нью-Йоркской недели моды, но вот что касается оформления своих показов, тут они не прочь подкинуть что-то новенькое. Скажем, превратить его в театральную постановку, предложив зрителям вместо прогуливающихся по подиуму моделей полноценный спектакль длиной в 45 минут, как было в сезоне весна-лето 2015. За сценарий пьесы отвечал актер Джона Хилл, за режиссуру — Спайк Джонс, а главные роли исполнили, среди прочих, Эль Фэннинг, Дри Хемингуэй, Карли Клосс и Джон Кэмерон Митчелл. В качестве декораций — модели в вещах из весенне-летней коллекции. Сюжет пьесы, озаглавленной 100% Lost Cotton, незамысловат и крутится вокруг того, как двое дизайнеров собираются поставить фэшн-шоу.

Текст Ирина Дубина


Источник: http://www.interviewrussia.ru/fashion/-samye-neobychnye-pokazy



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Смешная мода из социальных сетей (73 фото) - Развлекательный портал Хозблок для дачи дизайн

Потрясающие модные Потрясающие модные Потрясающие модные Потрясающие модные Потрясающие модные Потрясающие модные Потрясающие модные Потрясающие модные Потрясающие модные